«Басилашвили – герой Грузии, но обязательства есть обязательства. Их надо исполнять, несмотря на то, кто ты»

Автор Даниил Бороздин02 Июня , 15:34
«Басилашвили – герой Грузии, но обязательства есть обязательства. Их надо исполнять, несмотря на то, кто ты»

Бывший инвестор лучшего грузинского теннисиста – о сути своих судебных претензий.

Как вчера сообщал «ВсёПроСпорт», 31-ую ракетку мира Николоза Басилашвили могут в ближайшее время отстранить от выступлений на срок более двух лет. Ираклий Качарава, его бывший инвестор, обвиняет теннисиста в вымогательстве денег и нарушении условий контракта.

Бизнесмен утверждает, что вложил крупную сумму в карьеру Басилашвили с намерением получить процент от прибыли, однако спортсмен с 2017 года отказывается выплачивать положенную сумму. В эксклюзивном интервью нашему изданию Ираклий Качарава рассказал, в чём состоит его претензия.

- Многие, в том числе и медиа, знают вас из масштабных проектов грузинской диаспоры в Украине. Но большая часть грузинского общества узнала вас из недавнего громкого судебного дела, где вы как инвестор судитесь с Николозом Басилашвили. Как всё началось?

- Во-первых, хотел бы поблагодарить вас за возможность высказать свою позицию по данному делу. Действительно, и в Грузии, и почти во всей Европе оно оказалось достаточно резонансным. У общества возникло много вопросов, поэтому мне важно донести свой взгляд на происходящие события.

Хотел бы отметить, что основную часть своей бизнес-деятельности я вёл в России, Украине и Великобритании. Сферы моего интереса были разные: это и издательский бизнес, и маркетинговые услуги для иностранных компании в РФ. Дальше был огромный бизнес сети фастфуда Subway, где я являлся самым крупным владельцем сети во всей Восточной Европе, разные ритейл-проекты, а также трейдинг нефтепродуктами в РФ и другое.

В 2013-2015 годах дела шли в гору. Одним из направлений было создание с партнёром агентства, которое бы инвестировало в перспективных спортсменов или клубы, чтобы их вывести на другой уровень, а дальше получать часть прибыли с их заработков или рекламных контрактов.

- Почему теннис?

- Теннис для меня был приоритетом, так как я отлично разбирался в тематике, постоянно следил за турнирами, ездил на соревнования, сам играл с детства, то есть был абсолютно компетентен в данном вопросе. Также у меня были советники из числа спортивных журналистов, теннисных аналитиков, которые мне помогали при выборе того или иного спортсмена для начала инвестирования.

Впрочем, в сферу нашего интереса входил не только теннис. Например, мы рассматривали футболистов вторых лиг чемпионатов России и Украины. Там у нас также были свои скауты, тренеры, которые подсказывали нам обращать внимание на определённых игроков.

Также мы рассматривали инвестирование в сами клубы. Был близок к покупке киевского Арсенала. Тогда они играли во второй лиге и были достаточно перспективным вложением. К сожалению, сделка сорвалась из-за юридических моментов.

- А что произошло в случае с Басилашвили?

- Я за ним следил ещё с 2014 года, он показывал достаточно неплохие результаты. Мне были интересны именно такие игроки, которые были в топ 100-200 рейтинга АТP, молодые. Им нужны были финансы и толчок, чтобы они продвинулись в элиту мирового тенниса.

Общеизвестный факт, что реальные заработки в теннисе начинаются, когда игрок входит в 60-70 лучших игроков. Там ему не нужно играть квалификации, чтобы отобраться в основную сетку крупных турниров, в основном – на турниры Большого Шлема, где начинаются большие заработки.

Я также рассматривал перспективных игроков из России и Украины, но решил остановиться на Николозе и попробовать с ним поработать, чтобы, как говорится, изучить все моменты данного бизнеса изнутри и дальше набирать в свою команду других перспективных игроков.

- Это был выбор с патриотическим уклоном или в пользу просто перспективного проекта?

- В первую очередь я смотрел на профессиональные качества игрока. То, что он был моим соотечественником, мне показалось огромным плюсом. Можно было наладить добрые отношения, в данном деле это очень важно.

- Можете рассказать о деталях соглашения?

- Да, это не секрет, данные материалы есть в судебном иске. Я финансировали полностью все расходы в тот период. Оплачивал авиаперелёты, гостиницы Ники и его тренерского штаба по всему миру. На мне лежали все бытовые расходы, профессиональное оборудование для тренировок. В роли менеджера и соинвестора подключился и мой брат Габриел.

Я полностью платил зарплату всему его тренерскому штабу, а также его агенту во Франции. Взял на себя всё медицинское обслуживание. К слову, в конце сезона 2015 года у Ники была серьезная травма, которая мешала ему показывать достойные результаты и могла серьёзно повлиять на будущую карьеру. Мной было выплачено более 25 тысяч евро за его обследование и медицинскую помощь в Германии.

Также я хотел, чтобы его тренировал один из лучших тренеров мира. До моего прихода у него не было такой возможности, с ним ездил всего лишь тренер по физподготовке. Мы выбирали с помощью его агента разных звёздных тренеров и остановились на Габриеле Маркусе. Он в своё время был тренером таких звезд, как Давид Налбандян и Ришар Гаске. К слову, только зарплата Маркуса, которую я выплачивал в тот период, составляла 12 тысяч долларов в месяц. Плюс перелеты бизнес-классом и прочие расходы.

- А что взамен?

- Согласно нашему контракту, инвестор должен был получать 30% от призовых гонораров, когда Ника вошел бы в топ-60, то есть достиг 59-го места рейтинга ATP, а также 50% от всех его рекламных заработков. К сожалению, в мою сторону с его стороны обязательства не исполняются, что и послужило поводом для иска в суд.

- Грузинские спортсмены славятся хорошим отношением к дисциплине, как дела шли с Басилашвили?

- Могу сказать, что Николоз очень дисциплинирован. Он фанат своего дела и ему очень предан. Мы видим, что Басилашвили достиг огромных результатов. А играть ему ещё очень долго, так что я уверен, что он возьмёт много титулов.

- Что стало «красной чертой» в вашем деле?

- Вплоть до весны 2016 года я исправно финансировал его профессиональную деятельность. К этому моменту уже проинвестировал внушительные средства. Из-за давления на мой бизнес со стороны влиятельных лиц и структур я на небольшой срок был вынужден приостановить инвестиции.

Летом 2016 года мы с Николозом встретились в Тбилиси на кортах Ваке. Он предложил, чтобы я выделял ему в месяц фиксированную сумму, а все наши договоренности по процентным выплатам с его стороны оставались бы прежними. Взвесив обстоятельства, я принял решение продолжить инвестирование.

- Видимо, после этого и начались проблемы?

- Осенью 2016 года я пригласил Нику в Киев на несколько дней, чтобы мы могли вместе провести время, пообщаться и окончательно обо всём договориться. В это время в городе были мои товарищи из Москвы. Они являлись его фанатами и были очень рады общению. Сразу после этого его представителю в Тбилиси были переданы 25 тысяч долларов как авансовый платеж по нашим новым договоренностям.

Причиной разлада в наших отношения стало непрофессиональное отношение Басилашвили к делу. Но красной линией для меня как для инвестора был инцидент, который произошел на одном из турниров во Франции. Я не буду вдаваться в подробности, так как идёт суд. Также возможно разбирательство в структурах АТP и английском суде, поэтому пока этот момент комментировать не буду.

- Многих смущает, что датой разлада указывается 2017 год, а судебные тяжбы вы начали сейчас, в 2021-м. Что скажете?

- Да, я тоже в соцсетях видел этот вопрос у общественности. Тут ответ достаточно простой. Обязательства Николоза по выплате мне моих комиссионных должны были начаться, как только он войдет в 60 лучших игроков мира. Это случилось в 2017 году, наш контракт был рассчитан на пять лет и завершился в конце 2020 года. Соответственно, после этого я и начал требовать причитавшуюся мне сумму.

- Откуда взялись полтора миллиона долларов, которые вы требуете у Басилашвили?

- К сожалению, так как сторона Николоза, несмотря на неоднократные мои попытки сесть за стол переговоров, не хочет исполнять свои обязательства, нам с адвокатами пришлось прибегнуть к официальным источникам ATP. В них указано, что за данный период он заработал более пяти миллионов долларов, из них 30% причитаются мне.

Данная сумма условна, она может уменьшиться, если сторона предоставит данные о тех налогах, которые Николоз выплачивал после призовых. Я знаю, что иногда призовые облагаются налогом 30% и более в зависимости от страны, где проводится турнир.

Также мы не знаем условий его рекламных контрактов, откуда мне полагается 50%. Мы попросили его, а затем и суд, раскрыть эти данные. Может быть, там не совсем огромные деньги, и они и не стоят обсуждения. Но нам хочется получить данную информацию и справедливую сумму.

- Басилашвили очень любят в стране. Это может стать для него «иммунитетом» и повлиять на решение суда не в вашу пользу?

- Конечно же, общественное мнение будет всегда на его стороне. Он действительно герой Грузии, все его любят. Но обязательства есть обязательства. Их надо исполнять, несмотря на то, кто ты. Понимаете, когда я вложил огромные деньги в Нику, его особо никто и не знал, но я в него поверил. Теперь и благодаря мне он является тем, кем он стал.

Я полностью доверяю грузинскому суду и уверен, что он не ангажирован. К сожалению, были попытки некоторых личностей надавить на нас, на моих адвокатов. Были даже угрозы, что нас в Грузии уничтожат, если мы не отзовём иск из суда. Но у нас всегда есть правовые рычаги ответа на такие выходки.

- Может ли это дело иметь продолжение и в рамках ATP?

- Я буду отстаивать свои интересы в данном вопросе до конца и до последней инстанции, так как справедливо считаю, что Николоз должен выплатить те комиссионные, которые мне полагаются.

У моих британских юристов в сообществе с грузинскими коллегами готовятся документы в структуры АТP. Мы планируем подать их в ближайший месяц. Прекрасно знаем, как работают их правовые механизмы. Чтобы укрепить наши позиции в грузинском суде, а в перспективе – и в международном арбитраже, мы обязательно всё сделаем.

- Многие считают, что вы действуете сообща с Нелли Дорокашвили, бывшей супругой Николоза (Басилашвили запрещено приближаться к бывшей жене и ребёнку из-за факта семейного насилия). Как бы вы прокомментировали эти доводы?

- Это их семейные дела и их семейный спор, в котором ни я, ни мой брат участвовать не собираемся. К моему иску это не имеет никакого отношения.

- Возможно ли примирение сторон?

- До того, как обратиться в суд, мы пытались выйти на контакт со стороной Николоза. В частности, в прошлом месяце прошла встреча моих адвокатов его адвокатом, отцом Нодаром и братом Тенгизом. К сожалению, они напрочь отказываются от переговоров и вынуждают нас идти иным путём.

Также странно читать комментарий господина Нодара, который называет меня и брата вымогателями. Хотя в личным переписках в «Фейсбуке», которые у меня сохранились, он сам подтверждает мои инвестиции и всячески с благодарностью меня вспоминает. Также при переговорах с адвокатами он и Тенгиз подтвердили существование наших договорённостей и нашей совместной деятельности. Отдельно – с моим братом, отдельно – со мной.

- Получается, мировое соглашение возможно?

- Мяч на стороне Басилашвили. Мы открыты для любых переговоров в рамках судебной медиации или в частном порядке с нашими юристами. Наш иск очень сильный и с огромной базой доказательств. Выполнение Николозом по закону своих обязательств – это вопрос времени.

Я уверен, каждая из сторон понимает, что мировое соглашение – лучший выход для всех. Для нас приоритетным является время, которое мы можем выиграть. Николоз понимает, что санкции АТP могут быть для него очень болезненными. Он может потерять ещё больше денег и, самое главное, очков, которые дают ему возможность быть в топ-50 игроков мира ещё много лет.

Рекомендуем